Республиканская организация Башкортостана
Профсоюза работников здравоохранения
Российской Федерации

Победа в Конституционном суде

11 апреля 2019 года Конституционный суд РФ постановил, что Трудовой кодекс не позволяет включать в зарплату, не превышающую МРОТ, оплату сверхурочной работы, труда в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. Эти выплаты должны прибавляться к минимальной оплате труда, а не быть ее частью. То же относится к региональному коэффициенту и процентной надбавке, соответствующее решение о которых КС принял в 2017 году.

Суть дела. Оклад Сергея Жарова, сторожа в АО “Витимэнерго”, составлял 4268 руб. Чтобы его зарплата достигала МРОТ, в нее помимо оклада включали оплату сверхурочной работы, труда в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни. На МРОТ начисляли только районный коэффициент (РК) и процентную надбавку (ПН) за работу в приравненной к районам Крайнего Севера местности.

Полагая, что действия работодателя нарушают право на получение справедливой зарплаты, сторож обратился в суд первой инстанции, который частично удовлетворил претензию. Суд постановил, что оплату фактически отработанного рабочего времени следует исчислять из размера МЗП, установленного Иркутским региональным соглашением, и к полученной сумме прибавлять оплату в повышенном размере сверхурочной работы, труда в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, а также начислять РК и ПН.

Однако Иркутский областной суд это решение изменил, уменьшив сумму, подлежащую взысканию в пользу истца. Облсуд исходил из того, что зарплата, включающая все компенсационные и стимулирующие выплаты, а также повышенную оплату труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, в итоге должна быть не меньше МРОТ. Районный коэффициент и процентную надбавку следует начислять на получившуюся сумму. Жаров направил жалобу в Конституционный суд, поставив под сомнение конституционность статей 129 и 133 ТК РФ, позволяющих судам толковать их положения таким образом.

Позиция КС. Конституционный суд рассмотрел вопрос конституционности оспоренных статей ТК РФ, подробно разъяснив их значение:

“Каждому работнику в равной мере должны быть обеспечены как заработная плата в размере не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы), так и повышенная оплата в случае выполнения работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе за сверхурочную работу, работу в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни. В противном случае месячная заработная плата работников, привлеченных к выполнению работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, не отличалась бы от оплаты труда лиц, работающих в обычных условиях, т.е. работники, выполнявшие сверхурочную работу, работу в ночное время, в выходной или нерабочий праздничный день (т.е. в условиях, отклоняющихся от нормальных), оказывались бы в таком же положении, как и те, кто выполнял аналогичную работу в рамках установленной продолжительности рабочего дня (смены), в дневное время, в будний день.

Это приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав работников, привлеченных к выполнению работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, и вступало бы в противоречие с вытекающими из статьи 19 (часть 2) Конституции РФ общеправовыми принципами юридического равенства и справедливости, обусловливающими, помимо прочего, необходимость предусматривать обоснованную дифференциацию в отношении субъектов, находящихся в разном положении, и предполагающими обязанность государства установить правовое регулирование в сфере оплаты труда, которое обеспечивает справедливую, основанную на объективных критериях, заработную плату всем работающим и не допускает применения одинаковых правил к работникам, находящимся в разном положении. Кроме того, это противоречило бы и статье 37 (часть 3) Конституции РФ, устанавливающей гарантию вознаграждения за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Таким образом, взаимосвязанные положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133 и частей первой - четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не предполагают включения в состав заработной платы (части заработной платы) работника, не превышающей минимального размера оплаты труда, повышенной оплаты сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни”.

(Из Постановления Конституционного суда РФ от 11 апреля 2019 года №17-П).

Итог. Таким образом, повышенная плата за сверхурочные, труд в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни не может и не должна включаться в минимальную зарплату. Причем эта позиция становится непреложной в правоприменительной практике, а дело Сергея Жарова подлежит пересмотру с ее учетом. Постановления КС РФ окончательны, не подлежат обжалованию, вступают в силу со дня официального опубликования, действуют непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

КОММЕНТАРИЙ

Как рассказал Николай Гладков, секретарь ФНПР, проректор по правовой работе ОУП ВО “АТиСО”, по данному вопросу ФНПР была проделана “колоссальная работа”, которая велась не один год.

- Все начиналось в 2010 году. Тогда вышло постановление Исполкома ФНПР от 28.07.2010 “О ходе проведения профсоюзной кампании “МРОТ - по закону!”. На протяжении нескольких лет судебная практика была неоднозначной. В 2017 году три жалобы поступили в Конституционный суд. В результате рассмотрения объединенного дела Конституционный суд принял постановление от 07.12.2017 № 38-П, где совершенно четко расставил позиции о месте каких-либо выплат в системах оплаты труда, в частности районных коэффициентов и процентных надбавок. Сейчас на основе этого постановления ФНПР совместно с депутатским корпусом межфракционной группы “Солидарность” подготовила законопроект о внесении поправок в Трудовой кодекс.

Однако правоприменительная практика в ряде случаев исходила и в настоящее время исходит из того, что зарплата работника, включающая все компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные системой оплаты труда, может быть не меньше МРОТ (либо РМЗП в субъекте Российской Федерации), - отметил Николай Георгиевич.

По словам секретаря ФНПР, предметом рассмотрения КС РФ по этому делу (постановление КС РФ от 11.04.2019 № 17-П) являются все те же положения ст. 129, ст. 133, ст. 133-1 Трудового кодекса, что и в деле, которое было рассмотрено 14 ноября 2017 года. Но сейчас речь шла об оплате сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, то есть об отдельных видах компенсационных выплат.

И, по мнению Гладкова, Конституционный суд неоднократно заявлял о своей позиции по аналогичным вопросам - в постановлении от 07.12.2017 № 38-П, в постановлениях от 28.06.2018 № 26-П, от 27.11.2008 № 11-П, а также в определении от 08.12.2011 № 1622-О-О от 01.10.2009 № 1160-О-О и от 17.12.2009 № 1557-О-О.

Николай Гладков подчеркнул, что в постановлении Конституционного суда от 11.04.2019 № 17-П впервые упоминается словосочетание “часть заработной платы”, что по существу означает вознаграждение за труд.

- Я считаю, - сказал Николай Георгиевич, - что Государственной думе пора поставить точку в этой проблемной теме, решить ее в первоочередном порядке, приняв Федеральный закон “О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации”.

В частности, профсоюзы предлагают внести такие изменения в Трудовой кодекс РФ - ч. 3 ст. 133 изложить в следующей редакции: “Минимальный размер месячного вознаграждения за труд в виде минимального размера тарифной ставки, оклада (должностного оклада) работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже величины минимального размера оплаты труда”.

И ч. 11 ст. 133-1 изложить в следующей редакции: “Минимальный размер месячного вознаграждения за труд в виде минимального размера тарифной ставки, оклада (должностного оклада) работника, работающего на территории соответствующего субъекта Российской Федерации и состоящего в трудовых отношениях с работодателем, в отношении которого региональное соглашение о минимальной заработной плате действует в соответствии с частями третьей и четвертой статьи 48 настоящего Кодекса или на которого указанное соглашение распространено в порядке, установленном частями шестой - восьмой настоящей статьи, не может быть ниже размера минимальной заработной платы в этом субъекте Российской Федерации при условии, что указанным работником полностью отработана за этот период норма рабочего времени и выполнены нормы труда (трудовые обязанности)”.

В случае если законопроект будет одобрен, планируется, что он вступит в силу с 1 января 2020 года.


С сайта газеты "Солидарность" 


19 Апреля 2019

Возврат к списку